Вадим Крючков: «Я посматриваю на Шевроле НИВА как на товар. Для себя»

20 ноября обозреватель отдела испытаний журнала «За рулем» Вадим Крючков и фотокорреспондент издания Константин Якубов приехали на GM-AVTOVAZ, чтобы протестировать два внедорожника: GLC и Winter Edition. О полученных журналистами впечатлениях и работе в прославленном автомобильном издании — в интервью Ирине Шемякиной.

— Ваше знакомство с Шевроле НИВА началось еще в 2001 году, когда первые машины собирались в ОПП ВАЗа?

— Еще раньше. Мы были в «Шоколадке» по какому-то дизайнерскому поводу и, пробегая, обратили внимание, что в лаборатории стояла стандартная НИВА на подвеске MacPherson, и нам сказали (конечно, не для печати), что это новая машина. С тех пор я начал отслеживать ее судьбу от опытных образцов до сегодняшней модели. Это очень интересно.

— Ваша статья о новом внедорожнике вышла в журнале «За рулем» в 2001 году с «говорящим» заголовком — «Дочки-матери». Там очень хорошие фотографии.

— Да, мы перегоняли машину в Москву и снимали ее в том месте, где Уса впадает в Волгу, его нам показал Валерий Иванович Доманский — конструктор ВАЗ-2123.

— И через 14 лет вы нашли 100 отличий?

— Конечно, все видно. Та машина была ознакомительной, нужно было увидеть ее потенциал. Хотелось о ней рассказать, потому что и на ВАЗе, и в стране к ней было особое отношение. Это любимое дитя, которому прощают абсолютно все. По сути это был опытный образец, просочившийся в продажу.

— Что же вы увидели на тест-драйве?

— Я ж к нему готовился. Вчера проехался на ВАЗ-2123, нашлась машина 2001 года выпуска.

— Где вы ее откопали?

— Не скажу. Я встретился с Доманским, любимым моим конструктором. Говоря о Шевроле НИВА надо, чтобы эта фамилия прозвучала: машины ведь похожи на своих создателей. Так вот, я сделал поправку на то, что пробег у нее уже свыше 200 тысяч, посмотрел на заводе производство узлов и агрегатов для вашего СП, и увидел, как балансируется промвал, где ставятся шайбочки, делают сверление. То есть, все посмотрел, и уже подготовленный приехал к вам. Как свистит раздаточная коробка на LADA 4×4, я знаю. Сегодня прокатился на Шевроле НИВА, и ничего не услышал.

Коробка существенно тише. Вчера подергал спинку сиденья в LADA 4×4 — болтанка. А сегодня понял, что доработки по кайперу у вас были. Управляется машина иначе. Любопытно, что когда я впервые познакомился с ней, в Россию еще не пришло такое понятие кроссовера, и слава богу, что машина им не стала. Баланс найден: очень пристойно на бездорожье и очень неплохо на асфальте. Ну, якорь, лебедка, есть же тактика езды по бездорожью…

— Чем порадовала машина?

— Машина нравится своими габаритами. Понимание, что можно выдернуть ее без трактора, рождает ощущение вседозволенности. Тяжелые кроссоверы не любят ездить по гребням, они норовят упасть в колею, их не проведешь по гребешку. А эту можно. Умение, как «по ниточке», иногда очень нужно. В этом плане Шевроле НИВА им обладает. Скажу больше: я на нее посматриваю как на товар. Для себя.

Соображения простые: иномарку надо чинить деньгами, но даже если чинить руками, запчасти придется заказывать. Экономическая ситуация говорит о том, что машина должна быть надежной, но чтобы ручки к ней все-таки можно было приложить. Во-вторых, это вседорожник. По совокупности параметров мы получаем некий компромиссный автомобиль, который устраивает. Он меня хорошо довозит до тех мест, куда не всякий проедет, но машина и в городе не потеряется. Она просто универсальна. Еще для себя не решил, будет ли она второй или единственной. Возможно, второй, которая со временем станет единственной.

Есть еще один параметр — я житель мегаполиса, и вижу, насколько там невыгодна езда, потому что включение 2 передачи в пробке — это праздник. Я лучше два раза схожу в магазин в шаговой доступности.

— Вы уже знаете, какого цвета будет ваша НИВА?

— Однозначно, белого. Во-первых, практичность: белые машины не так нагреваются на солнце. Для человека, часто бывающего на природе, это принципиально. Второе. Я всякий раз не буду вздрагивать от каждой царапинки. Третье. Белый — не такой маркий, как ни странно. От пыли он чуть-чуть мутнеет, становится не таким ярким, но остается практичным. К тому же белый цвет добавляет объем и очень хорошо контрастирует с черными бамперами и накладками.

— Сколько машин вы испытали за 25 лет работы в «За рулем»?

— Между тысячей и двумя тысячами — точно.

— Назовите пятерку самых запомнившихся?

— Самое яркое ощущение, однозначно, от гоночного Мерседеса 300SL, который показан в «Мертвом сезоне» с поднимающимися вверх дверями-крыльями. Это совершенно фантастический агрегат, 216 л/с, он на «кончиках пальцев». Современный автомобиль такого удовольствия не даст.

Второй — Порше 918, 960 л/с. Далеко не каждому удается поездить на таком автомобиле, да еще когда по трассе тебя ведет легенда мирового автоспорта, чемпион мира по ралли Вальтер Рёрль.

А из наших — это автомобиль всех времен и народов и, наверное, моя любовь навсегда — ВАЗ-2108, я мечтал о нем с детства, и с ним очень много связано. Конечно, отечественный полный привод — ВАЗ-2121 и ВАЗ-2123, сейчас Шевроле НИВА. Все эти автомобили стали для меня вехами.

— Какой накатали километраж? Под миллион?

— Около двух.

— Какой пробег был самым длительным?

— Как ни странно, я никогда не ездил через нашу страну от Калининграда до Владивостока: эта «тропа» стала очень исхоженной. Одним из длительных был пробег, когда мы на двух отечественных машинах махнули из Москвы в Норвегию. И очень мне понравилась поездка на Урал, за Березники и Соликамск. Там, конечно, нетронутые места.

— Есть ли в России другие места, куда не ступала нога человека?

— Есть. Но там, скорей всего, нет дорог.

— Так это же про Шевроле НИВА. Куда на ней можно добраться?

— В европейской части до Урала — куда угодно, кроме непроходимых тундр, где используется лишь гусеничная техника. Там, где она не нужна, Шевроле НИВА проезжает, опережая в некоторых местах более мощные полноприводники. В горах, если есть квадрациклетная дорога, с некоторой осторожностью на ней можно и вверх подняться.

— Какое редакционное задание стало самым запоминающимся? Только не говорите, что в Тольятти…

— Норвегия, цветная тундра — это очень красиво. И, как не странно, Тольятти. Это было в 1991 году, когда я только пришел в «За рулем» и попал на празднование 25-летия ВАЗа. Тогда я впервые увидел нормальный конвейер, не такой как на АЗЛК или ГАЗе. Поскольку моя мама переводчица с итальянского, я знал, конечно, кто такой Тольятти. Я пробыл здесь неделю и увидел все, что хотел, в том числе ралли и кроссы. Тогда было классно: мы увидели Самарскую Луку, плотину, Волгу. Вы же здесь каждый день, а когда видишь это впервые, очень впечатляет. Были и другие красивые командировки, в том числе за рубеж, но эти запомнились больше всего.

— Как читатели «За рулем» относятся к Шевроле НИВА?

— В общем-то, тепло. Даже когда ее ругают. Я знаю, что сейчас приеду, напишу, и даже владельцы дорогих машин, которые, может быть, и не планируют вернуться к Шевроле НИВА, даже самые рьяные критиканы всегда будут читать хотя бы из соображений интереса, чего там понаделали. Потому что живущий здесь человек на эти вещи обращает внимание. Что он говорит — это одно, но читать он это будет.

— У вас ведь с Константином есть объединяющее число 9 — ваши дни рождения, правда, в разные месяцы. Что еще у вас общего?

— Есть партнер, с которым комфортно, есть тот, кто работает хорошо, от сих до сих, а у Кости горят глаза. Мужчина должен чем-то интересоваться, у него должно быть увлечение. У некоторых старость начинается лет в 25…

В прошлом году мы с Константином съездили за Полярный круг в Ловозеро — места обитания отечественных саамов. Это та северная народность, которая кучу лет пасла оленей, но потом пришли «эффективные менеджеры» Швеции, Финляндии и Норвегии и сказали, что саамы должны им платить. А там семь поколений предков лежат. Это нация, у которой никогда не было оружия для убийства людей. Лук служил только для охоты. Они живут на Кольском полуострове, их всего 2 тысячи человек. Там очень красивые места. Ловозерские тундры — это что-то потрясающее!

— Что скажете про новый концепт, который видели на ресепшен?

— Первое, что бросается в глаза, даже не глядя на крест, что это Chevrolet. Второе — видна итальянская школа: они умеют делать красивые автомобили и любят работать на грани возможностей металлического листа.

НИВА, которую мы знаем, симпатяга, видно, что у нее характер спокойный, она не истеречка. А будущая — брутальная, при этом, похоже, в тех же габаритах. Притом, что сильно изменен рисунок радиатора, видно, что в целом дизайнеры постарались, чтобы осталась все-таки НИВА. Преемственность видна в пропорциях, это достаточно тонкая работа. Видно, что это и Chevrolet, и НИВА.

— Вы бы выделили ее в потоке машин?

— Да. Прежде всего потому, что внедорожник пропорциональный и меньше, чем, скажем, Лэнд Крузер. А дальше бы уже разглядывал.

— Но он же черного цвета, а вы — приверженец белого.

— Черный цвет очень зависит от освещения. Скажем, на закате при красных лучах, когда на черном солнышко дает красноватые блики, да еще при этих его подштамповочках, он будет смотреться очень забойно. Такое освещение — самое выгодное для фото, для рассматривания, потому что виден объем. Все эти дизайнерские «штучки» — хороши.

— Ваши пожелания нашему внедорожнику?

— Я бы хотел, чтобы было будущее. Во-вторых, хотелось бы развития модельного ряда, чтобы было ощущение, что что-то происходит. Вижу, что у вас есть спецсерии — это хорошо. Хотелось бы, конечно, увидеть и новую НИВА. Также сохранить баланс, который у нее есть — внедорожные характеристики, цена и качество. Хорошо бы, конечно, новый надежный двигатель, посовременнее. При этом никакого турбонаддува и прочей ерунды. Мы ведь в России живем. Хочется сказать — дизель, но он потяжелее и потребует переделок. Это наверняка отразится на цене. А вот АКПП — почему бы нет? «Автомат» попроще, к тому же расширение ассортимента — только в плюс.

Записаться на сервис